Как открывать бизнес и вести бизнес-деятельность Канадским резидентам и нерезидентам. Выпуск 95

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
(3 голосов, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

Читать транскрипт выпуска

В этом выпуске Артем, бухгалтер Станислав Шадрин и адвокат Павел Малышевский обсуждают как открывать бизнес и вести бизнес-деятельность Канадским резидентам и нерезидентам:

  • Надо ли регистрировать бизнес в Канаде, чтобы вести бизнес-деятельность
  • Какие типы регистрации бизнеса есть в Канаде (sole proprietorship, corporation, prof corporation, partnership)
  • Нужно или можно ли открывать корпорацию самому
  • Открывать ли федеральную или провинциальную корпорацию
  • Как работать онлайн и продавать по всей Канаде и США
  • Как собирать GST/HST если продаешь онлайн
  • Могут ли люди вне Канады открыть бизнес в Канаде

Бухгалтер
Stan Shadrin, CPA, CA
Partner
647-839-5077
sshadrin@cpasolutions.ca
www.cpasolutions.ca

Адвокат
Pavel Malysheuski
905-452-7400 ext. 30
pmalysheuski@lhlaw.ca
www.lhlaw.ca

Биографию Павла можно прочитать здесь.


MoneyInside.ca – ваш подкаст о деньгах, экономике и личных финансах.

MoneyInside в iTunes
MoneyInside в YouTube

Оставить свои комментарии или задать вопросы вы всегда можете под этим выпуском или в группе «Финансы с Артемом» в Facebook — https://www.facebook.com/groups/CanFinanceInRussian/

Книга “Inside Banking” — все вопросы и ответы о канадских финансах простым языком. Купить

Спасибо, что слушаете MoneyInside. Успехов в деньгах!

Транскрипт выпуска

Как открывать бизнес и вести бизнес-деятельность канадским резидентам и нерезидентам

– В студии нахожусь я, Артем Бычков. И сегодня мы поговорим на интересную тему: на тему бизнеса. Как вести бизнес-деятельность, как открывать бизнес, что нужно делать, что не нужно. И сегодня у нас в студии два интересных гостя. Один гость, с которым мы уже общались на тему бизнеса, – это Станислав Шадрин. И второй гость: адвокат, который специализируется в данных вопросах, – это Павел Малышевский. Павел и Станислав, добрый день!

– Добрый день, Артем!

– Павел специализируется на всем, что связано с коммерческим правом, корпоративным правом, вопросами, связанными с ценными бумагами, и с разными иностранными инвестиционными проектами. Вкратце о Павле: он является членом Адвокатской коллегии провинции Онтарио с 2010 года. Что интересно, на мой взгляд, в его деятельности, помимо того, что он практикует в Онтарио, он также является преподавателем с 2014 года. Он преподает теорию и практику переговоров в разрешении споров и заключении сделок в рамках программы Lawyer as Negotiator. Павел, расскажи буквально в двух словах о себе, чем ты занимаешься, но более подробно.

Павел:

– Артем, спасибо! Трудно добавить что-то к тому, что ты уже сказал. Я практикую в Канаде вот уже десятый год. Начинал когда-то в большой международной адвокатской фирме, потом поработал на правительство здесь в комиссии по ценным бумагам и регулировании капитальных рынков. Потом вернулся в частную практику. Специализируюсь я на корпоративном коммерческом праве. Помогаю я своим бизнес-клиентам организовывать и реорганизовывать бизнесы, покупать и продавать бизнесы. Также это юридическое сопровождение бизнес-проектов, инвестиционных проектов. Последние пару-тройку лет все больше бизнесов и инвестиционных денег, интересных проектов, в том числе, и high-tech приходит из бывшего постсоветского пространства: из России, Украины, Белоруссии, Казахстана. Соответственно, вот с такими клиентами, нерезидентами Канады, есть новые, очень интересные инвестиционные проекты в хай-теке. И плюс, как ты уже упомянул, в дополнение к своей практике я учу студентов на юридическом факультете Osgoode Hall Law School, который я здесь закончил. Тренируем мы студентов вести переговоры, заключать сделки, разрешать конфликты.

Когда надо регистрировать бизнес

– Отлично, давайте перейдем тогда к вопросам. Мой первый вопрос: надо ли регистрировать бизнес в Канаде, чтобы вести какую-либо бизнес-деятельность. Как пример: человек хочет предоставлять какие-то услуги. Надо ли вообще регистрироваться, где-то что-то делать до того, как он начнет зарабатывать деньги?

Павел:

– Я думаю, однозначно ответить на этот вопрос трудно. В зависимости от конкретных ситуаций, есть различные и налоговые, и финансовые аспекты, и юридические. С точки зрения юридической, это зависит от того, что подразумевается под «вести бизнес-деятельность в Канаде». Если стоит вопрос – просто продавать услуги или товары на канадском рынке, то это можно делать как извне страны, так и изнутри страны. Тут вопрос актуально не стоит, нужна ли регистрация. Если же есть присутствие здесь, персонал работающий, офис, банк, склады или какое-то еще более твердое присутствие здесь, то очень желательно, необходимо иметь регистрацию бизнеса. Ну и плюс налоговые аспекты этого тоже.

Налоги для бизнеса

Станислав:

– Да, налоговые аспекты очень важны. И, к сожалению, налоговые правила не очень прямолинейны в плане того, когда нужно регистрировать бизнес. Можно перечислить несколько факторов и несколько таких налоговых сфер, которые, в общем, касаются любого бизнеса, который начинается в Канаде. У людей, у которых основной бизнес вне Канады, и они пришли в Канаду здесь что-то продавать или какие-то услуги оказывать. Вопрос первый – это Income Tax. Income Tax начинается при условии, что основная страна резидентства – это страна, с которой у Канады есть Tax Treaty. Он начинается, когда у нас появляется то, что называется permanent establishment, или когда у нас появляется здесь офис, присутствие каких-то сотрудников, которые могут осуществлять, так сказать, руководящие действия, подписывать контракты от лица предприятия. Либо начинаются какие-то долгосрочные проекты. Эти правила довольно сложны и зависят еще от конкретного Treaty, от конкретного договора об избежании двойного налогообложения. Допустим, со Штатами он один, и там есть определенные тонкости. Нужно смотреть, какой именно юрлицо приходит в Канаду. Это что касается Income Tax. Что касается HST, назовем это indirect tax, косвенные налоги.

Павел:

– Это то, что в нашей старой русской терминологии называлось налог на добавленную стоимость, или sales tax, или налог с продаж Value Added Tax.

Станислав:

– Да, и здесь тоже нужно оперировать тем же термином – permanent establishment. Он по сути своей означает что-то близкое к permanent etsablishment для целей Income Tax. То есть, когда у нас начинается присутствие в Канаде, мы должны будем регистрироваться для HST. С точки зрения таких часто встречающихся вопросов – у нас часто люди что-то онлайн продают в Канаду – возникает вопрос: а нужно ли нам собирать HST или не нужно? Здесь вопрос заключается, во-первых, в какие провинции осуществляются продажи. Допустим, в Квебеке сейчас, уже в прошлом году, изменились правила, и нужно регистрироваться даже, когда у тебя нет никакого представительства в Квебеке. А когда повышается определенный лимит продаж, если не ошибаюсь, 30 тысяч. Довольно небольшие суммы для онлайн-продаж. Нужно это все мониторить, это зависит от провинции. Если мы сводим это к каким-то таким простым вещам, которые нужно понимать: вопрос номер один – есть ли офис, какое-то физическое присутствие в провинции, и вопрос второй – насколько большой объем продаж. Эти две вещи нужно мониторить в Канаде. И такой же принцип можно использовать при продаже в Штаты. Но в Штатах, соответственно, больше провинций, больше правил и больше тонкостей. Вообще довольно серьезные консалтинговые услуги оказываются для людей, которые разрабатывают Sales Tax плагины для веб-сайтов. Для людей, которые оперируют небольшими цифрами, может быть, имеет смысл задействовать какую-то платформу большую, которая за вас будет все это делать. Но, опять же, это бизнес-вопрос: для кого-то выгодно так, а для кого-то выгодно по-другому. Нужно здесь смотреть, оценивать. Два вопроса мы обсудили с точки зрения налогов – это Income Tax и HST. И вопрос третий, но не менее важный, – это Payroll Taxes. Это то, что в Канаде называется Regulation 102. Начиная с первой секунды, как ваш сотрудник оказался в Канаде и начал что-то здесь делать, за что вы ему платите зарплату, вы должны пойти зарегистрировать вашу компанию в CRA и сказать, что вы должны удерживать Payroll deduction. Это такие базовые правила, они очень жестоки для людей, которые с ними не знакомы. И это нужно очень хорошо понимать. Но к людям, которые их знают и умеют ими пользоваться, они довольно лояльны. Потому что, если мы знаем, что у нас такие жестокие правила, мы можем до того, как сотрудник приедет в Канаду, заполнить определенные формы. И сказать, что у нас сотрудник здесь будет два-три дня, мы заплатим ему 500 долларов за работу. И мы просим у вас exemption. И этот exemption – исключение – можно получить при соблюдении определенных условий. Но это все нужно делать заранее, и в этом основной ключ с налоговой точки зрения, по крайней мере, точно, что нужно планировать свою деятельность заранее. И очень часто пост-фактум очень сложно работать с этими случаями. И на этом попадаются очень большие компании, к сожалению. Когда уже бизнес-проект где-то в середине или вообще закончился, и деньги уже все получили, оказывается вдруг, что нужно заплатить еще налоги с фонда оплаты труда, как русский аналог, Income Tax и еще HST сверху. И это очень неприятная новость, как правило, для людей, которые это не продумали заранее.

– В данном случае мы говорим только о компаниях, которые не находятся здесь в Канаде, то есть, это нерезиденты? Или это также относится к людям, которые здесь имеют гражданство, открыли здесь бизнес и ведут бизнес-деятельность отсюда?

Станислав:

– Это правило для всех. Если вы работаете в Канаде, вы должны платить Income Tax таким или иным образом, будь то у вас корпорация, partnership, private tax. Этого невозможно избежать, если только вы не какой-нибудь charity или что-то в этом роде. И то, это очень маленький список исключений. То же самое относится к HST и Payroll. От этого никому не уйти. Если даже вы продаете zero rated supplies, с точки зрения HST, которые не облагаются HST, то вам все равно нужно об этом думать. Потому что zero rated supplies могут сопровождаться какими-нибудь не zero rated supplies, с которых нужно будет собирать HST. Таким или иным образом эти вопросы актуальны для всех. Но, в частности, они актуальны для людей, которые приходят в Канаду из-за ее пределов, потому что для них это оказывается очень большой новостью.

 

Павел:

– И это как раз-таки классический пример того, когда любой бизнес-проект должен быть спланирован. И сделано и налоговое планирование, и юридическое планирование до того, как проект начинается, а не к концу проекта, когда, в общем-то, и ресурсы использованы, и он подходит к завершению. Это иллюстрация того, как говорят наши англоговорящие друзья: унция профилактики стоит фунта лечения.

 

Типы бизнеса

 

– Тяжело в лечении – легко в гробу. Понятно. Тогда следующий вопрос: какие типы бизнесов есть в Канаде? Как вообще можно вести бизнес-деятельность в Канаде?

 

Павел:

– Наверное, это имеется в виду, какие формы, или форматы организации бизнеса. Есть разные, их несколько. И мы со Стасом обсудим и юридическую сторону, и налоговую. Потому что нет хорошей формы и плохой формы. У каждого формата бизнеса есть свои плюсы и свои минусы. И есть более или менее подходящие для конкретных проектов. Если говорить про то, что имеется, самый простой называется по-английски sole proprietorship. По-русски, думаю, мы бы его назвали индивидуальный предприниматель. Далее это партнерство, по-русски товарищество. Товарищество может быть между физическими лицами, между корпорациями, может быть смесь. Причем партнерства могут быть как простые с ограниченной ответственностью, limited partnership. Это очень удобный инвестиционный механизм для больших проектов, где, особенно на первых этапах, есть большие расходы и минус доходов. Стас расскажет про налоговую сторону этого. Есть limited liability partnerships – это партнерства с ограниченной ответственностью, которые используются часто в профессиональных бизнесах. К примеру, у адвокатов. И есть корпорации – закрытое частное, то, что по-русски назвали бы закрытое акционерное общество. Есть публичные корпорации, акции которых торгуются на биржах, есть корпорации обычные, профессиональные – это такое довольно узкое применение корпорации для профессиональных бизнесов. Бухгалтеры, юристы, врачи и, наверное, архитекторы. Это узкая довольно сфера, вот, наверное, круг. И с точки зрения юридической все эти формы хозяйствования несут с собой разные риски. Самая защищенная – это корпорация. Понятное дело, что права и обязанности корпорации независимы и раздельны от прав и обязанностей акционеров, владельцев корпорации. Как здесь на английском жаргоне называют: корпорация – это твой невидимый друг, который возьмет на себя все твои ответственности. Это как в подводной лодке разные отсеки водонепроницаемые. Вот точно также нужно отделять себя в идеале от ответственностей, от рисков, связанных с ведением бизнеса.

 

– Можно ли вообще открыть корпорацию самому? И имеет ли смысл ее открывать самому?

 

Павел:

– Мы сейчас этот момент осветим. Я хотел спросить, Стас, был ли смысл сейчас поговорить про разные налоговые treatment, преимущества, то есть, различных форм хозяйствования?

Налоговые преимущества

Станислав:

– Это тема для очень большого разговора. Если говорить так в общем, я могу в одном предложении для каждой формы назвать некоторые налоговые особенности. Корпорация, если мы ведем там активный бизнес, позволяет нам несколько отсрочить уплату налогов по сравнению с индивидуальным предпринимателем. Партнерство, или товарищество, позволяет нам распределить наши затраты, которые мы несем на начальных стадиях каких-то проектов, и использовать их как налоговый вычет для наших текущих доходов, которые мы имеем либо в другой корпорации, либо у себя лично. Это, на самом деле, долгий разговор, и он очень специфичен для разных видов бизнесов. У кого-то можно открывать только профессиональные корпорации. И в принципе, можно только профессиональные корпорации, sole proprietorship либо limited partnership. Очень много ограничений и очень много тонких моментов. Я думаю, мы сейчас лучше не будем в деталях это обсуждать. Но различий много. И различия эти очень важны.

Павел:

– Да, и в плане налогов, и в плане защиты от рисков.

– Да, и как Павел сказал: нет идеального, нет такого, что одно будет подходить для всех. Но также это все можно и менять. Если мы стали sole proprietor, то через какой-то период времени мы можем открыть корпорацию. И вести свой бизнес под корпоративной крышкой, а не под личной. Хорошо, я повторю свой вопрос предыдущий: можно ли открыть корпорацию самому или нужно ее делать с адвокатом? Или же не с адвокатом, а с бухгалтером или с каким-то профессионалом, кто в этом разбирается.

Павел:

– Это замечательный вопрос, Артем! Спасибо большое за то, что вы его задали. С точки зрения юридической нет никакой обязанности у человека нанимать кого бы то ни было для того, чтобы организовать, зарегистрировать корпорацию. И довольно часто люди садятся на компьютер и делают это онлайн. Регистрируют либо провинциальную, либо федеральную корпорацию сами на государственном веб-сайте, заплатив минимальные расходы по государственной пошлине – filing fee это называется здесь. Другой вопрос – рекомендуется ли так делать? Ответ, я думаю, и мой, и Стаса, будет – категорически нет. Если очень вкратце, то лучше дать заработать корпоративному адвокату скромную fee для того, чтобы организовать все, как правильно, и сделать это самого начала, чем потом платить либо этом же адвокату, либо другому и плюс еще бухгалтерам специфически за исправление ошибок.

Ошибки при открытии бизнеса

– А какие ошибки могут быть? Например, человек ведет бизнес-деятельность – садовник, сантехник. Решил, что никого в корпорации, кроме него, нет. Решил открыть корпорацию, зашел на государственный сайт, открыл провинциальную корпорацию, заполнил все бумажки. Какие ошибки там могут быть совершены, и что он сделает неправильно?

– Когда регистрируется корпорация, с точки зрения юридической, неважно – федеральная, провинциальная, для цели нашего разговора, в общем-то, они ничем особо не отличаются. Документы, которые содержат информацию и устройство корпорации: человек получает сертификат инкорпорирования, который называется Articles of Incorporation. Это, что называется, тактико-технические характеристики корпорации, устанавливающие, в первую очередь, структуру акции: какие акции у корпорации существуют – обычные акции, привилегированные или специальные, еще какие бы то ни было. И какие права и полномочия эти акции с собой несут, права голосовать в каких случаях, права на дивиденды в каких случаях, права и обязанности обратного выкупа и участие в стоимости корпорации, то есть, долька в общем пироге. И плюс к этому, еще есть определенное требование в частных корпорациях. Чтобы корпорация квалифицировалась как частная, закрытая, эти документы – Articles of Incorporation, должны содержать определенные положения о том, что акции предприятия не могут продаваться, передаваться без согласия корпорации. Сколько может быть акционеров максимум для того, чтобы корпорация могла квалифицироваться как private issue. И я часто вижу, как уже бизнес дорастает в своем развитии до более или менее заметных масштабов, приходит время искать дополнительные инвестиции, в банке просить заем, покупать какую-то коммерческую недвижимость или еще делать какие-либо корпоративные транзакции. И даже еще до того, как делать дела со сторонними игроками, возникает вопрос: а какие акции выдать или издать самому себе или членам своей команды? И очень часто приходят ко мне бизнесы. И неважно, что нужно сделать, какую корпоративную работу нужно сделать юридическую, я прошу: приходите ко мне, принесите, пожалуйста, с собой свою minute book. И часто я слышу в ответ: minute что? На что я говорю: окей, просто принесите, что у вас есть. Что такое minute book? Это, если по-простому, такой красивый модный скоросшиватель, в котором собраны в определенном, требуемом по закону, порядке все корпоративные документы, все организационные документы корпорации. Начиная с сертификата инкорпорирования, включая bylaws – то, что по-русски можно назвать устав корпорации, все резолюции директоров и акционеров, регистры директоров, должностных лиц, акционеров. Это такая толстая, увесистая книга с полным собранием корпоративных документов. Закон, что федеральный, что провинциальный в каждой провинции требует от каждой корпорации иметь эти документы и держать их в порядке, обновлять регулярно. И за неподчинение этому требованию и провинциальные законы, и федеральный закон устанавливают штраф для субъектов хозяйствования за несоответствие, за неподчинение этому требованию. Люди делают ошибки. Возвращаясь конкретно к вопросу, обнаруживается, что, допустим, в Articles of Incorporation никаких акций у корпорации нет. Анекдотический случай: работал бизнес, к примеру, автомастерская. Работала 30 лет, два поколения сменилось, теперь надо продать детям и партнеру, а документов нет. Есть только бизнес-номер, есть HST регистрация, есть сертификат инкорпорирования. А ни директоров, ни акционеров у корпорации никогда не назначалось за эти 30 лет. Это, в принципе, не конец света, это все можно поправить, восстановить. Чтобы продать акции, как ни смешно звучит, они должны быть у корпорации. Чтобы один акционер их другому продал, акционеры должны быть. Чтобы корпоративное решение принять, должен быть совет директоров. Вот эти вещи элементарные – их часто, к сожалению, люди не понимают. Нажать на кнопку и инкорпорировать online – на этом еще не заканчивается. Надо еще организовать корпорацию. Все поправимо, все исправляется, но просто это лишнее время и лишние расходы.

Станислав:

– И я еще хочу добавить, исправляется с юридической стороны – да. С бухгалтерской, с чисто налоговой стороны некоторые вещи бывает, что и не исправляются. Приведу очень простой пример: корпорация была открыта, и человек думает, что он назначает владельцами корпорации, лишь оформив себя, свою жену, своих детей. Все отлично, корпорация начинает действовать, люди начинают платить дивиденды, дивиденды выплачены, все неплохо, все идет. Затем все это как-то забывается, и человек начинает думать, что нет, наверное, все-таки я один буду shareholder. Я же ведь ничего не зафайлил, и я буду продавать, и я продам от себя – никто же не знает, правильно? Возникают очень странные ситуации, и я воочию наблюдал несколько раз, когда дивиденды были заплачены людям, которые не являлись официальными владельцами компаний. Казалось бы, ну заплачены и заплачены, в доход же мы их все равно включили, ничего такого быть не может. К сожалению, может. Потому что, когда мы получаем дивиденды, мы оплачиваем наши налоги по несколько более низкой налоговой ставке. И когда мы выплатили дивиденды, а дивидендов мы выплачивать не должны, эти суммы будут с точки зрения налога и скорее всего, зависит от того, какой будет аудитор и какой кейс, как shareholder benefit. А это сумма, которая просто включается в доход без dividend tax credit. Соответственно, в лучшем случае это будет разница между other than eligible: 47% и 53%. Я привожу по Онтарио, поскольку эти ставки у меня в голове. В худшем случае это разница между 38% eligible dividends и 53% regular income. То есть, 15%. Эти суммы иногда бывают очень большими. Если это 200-300 тысяч, то 15% – это 45 тысяч, которые мы можем потенциально потерять из-за того, что мы неправильно задокументировали или что-то напутали с нашей структурой собственности компании. И это все, на самом деле, имеет очень далеко идущие последствия, поскольку очень часто эти ошибки находят 2-3 года спустя и добавляют к этому очень много penalties interest. И более того, иногда могут и сделать gross negligence, то есть, что это осознанно было сделано, что совсем плохие новости.

– У меня был как раз такой случай, о котором ты говоришь. Я уговорил клиентов встретиться с налоговым адвокатом, они попросили меня тоже присоединиться к встрече. Мы приходим, они приносят Articles of Incorporation. Муж вел бизнес, жена просто была записана на корпорацию. Адвокат открывает документы и спрашивает мужа, глядя на все эти бумаги: кто является владельцем? Муж говорит: ну конечно же, мы, 50 на 50. Тогда он спрашивает: а кто получает доходы? Муж отвечает: я получаю доходы, соответственно, я получаю дивиденды. На что адвокат поворачивает к нему все эти бумаги и говорит: но вообще-то вы здесь являетесь только директором, акциями вы не владеете, владеет всеми акциями жена. Но при этом он получал все дивиденды порядка пяти лет. Вот этот тот самый случай, про который ты говоришь. Человек был просто в шоке, что он даже не владел акциями своей компании. Понятное дело, что жена владела, они не собирались разводиться. Но, тем не менее, ситуация была довольно-таки интересная, что он получал дивиденды, а она ничего не получала, при этом она владела всем, а он ничем.

Павел:

– Да, совершенно верно. Мы все такие ситуации видели. И, к сожалению, как говорится, гром не грянет – мужик не перекрестится. Поэтому лучше все заранее сделать.

– Да, то есть, это они обнаружили не вовремя аудита, и, слава богу, переделали. Но, тем не менее, ситуация была довольно-таки комичная. Хорошо, тогда у меня вопрос следующий: открывать ли федеральную или провинциальную корпорацию?

Федеральная или провинциальная корпорация

Павел:

– C точки зрения юридической, большой разницы нет, то есть, материальной разницы нет. И та, и та будет функционировать одинаково. И той, и этой потребуется интерпровинциальная регистрация в той провинции, где ведется деятельность. Есть мелкие разницы очень технического характера, допустим, делаются апдейты на документах или изменяется что-то. А так никакой принципиальной разницы нет.

– Ок, а что дешевле тогда открыть?

– Тоже нет принципиальной разницы, разница может быть 100 долларов в госпошлине – чуть-чуть дешевле федеральная. По содержанию, по обслуживанию разницы особо никакой нет.

Станислав:

– С налоговой точки зрения, ситуация примерно такая же. В принципе, особой разницы нет. Налоги действуют одинаково для федеральной и провинциальной корпорации. Единственная разница, которую я могу вспомнить, допустим, почему корпорации открываются в British Columbia. И Павел тут меня может поправить. Это различные требования к резидентству директоров. Иногда компании, которые приходят в Канаду извне, предпочитают иметь директоров всех нерезидентами. Просто у них, по таким или иным причинам, нет никого, кому бы они могли доверить быть директором в Канаде. Вот такой момент. Павел, наверное, лучше знает.

Павел:

– Да, отличие Британской Колумбии – это единственная провинция, в которой, в отличие от всех других канадских провинций и федеральных корпораций, провинциальное корпоративное законодательство не требует хотя бы одного директора – резидента Канады. Все остальные провинции и федеральные корпорации требуют, чтобы 25% директоров были резидентами Канады.

Кто работает в корпорации

– Окей, коль мы затронули вопрос директоров, объясните, кто такой директор и чем он отличается от владельца компании?

Павел:

– Директор может быть один, их может быть сто, любая цифра, общем-то. Директор – это человек, который распоряжается от лица корпорации, принимает решения для корпорации. Этот человек, или люди, которые избираются акционерами. Структура управления в корпорации трехуровневая. Самый высокий и самый, я бы сказал, невовлеченный обычно в дела ежедневные – это акционеры. Акционеры владеют акциями корпорации. Мы не рассматриваем случаи, когда это маленькая корпорация – пиццерия, где папа и мама работают каждый день. Конечно, они во всех трех функциях, аспектах будут. В теории, акционеры раз в год проводят собрание, на котором утверждают финансовые результаты и избирают директоров. И потом опять идут до следующего ежегодного собрания пить чай и заниматься другими делами. А директора, или совет директоров, занимается тем, что принимает решения для корпорации, управляет ею. И плюс может делегировать определенные полномочия должностным лицам. То, что по-английски называется officers. К примеру, по корпоративному закону Онтарио в корпорации должен быть, как минимум, президент и секретарь. Вот это должностные лица, или офицеры, корпорации.

– То есть, это может быть все одно и то же лицо, один и тот же человек?

– Совершенно верно. Это трехликий Янус в трех ипостасях.

Когда нет смысла открывать корпорацию

– Окей, хорошо. Когда не нужно открывать корпорацию? Есть какие-то ситуации, когда абсолютно не имеет смысла делать это?

Павел:

– Нужно что-то делать или не нужно что-то делать: есть две стороны. Юридическая – это защита от рисков и обязательств. И налоговая – это деньги, сохранение денег. С точки зрения юридической, если бизнес сравнительно маленький и не очень рисковый, то, может быть, нет смысла тащить на себе расходы по открытию и содержанию корпорации. Наверное, с налоговой точки зрения, думаю, тоже есть какой-то уровень дохода, при котором уже есть смысл планировать и оптимизировать налоги.

Станислав:

– Во-первых, да, конечно же, это уровень доходов. Если бизнес зарабатывает 2-3 тысячи долларов в год, то корпорация ему, с точки зрения налогов, не поможет, это будут просто пустые затрат, эти затраты никак не окупятся. Если есть какие-то серьезные прибыли, то будет следующий вопрос: эти прибыли сразу же достаются из бизнеса или реинвестируются? Когда все прибыли забираются из бизнеса до копейки, в принципе, налоговой разницы особой не будет, есть там корпорация или нет корпорации. А вот если существенная сумма остается в корпорации и реинвестируется либо просто там оставляется для каких-то других целей, допустим, инвестирования или что-то еще, тогда имеет смысл. Каких-то определенных сумм я бы не стал называть. Скажем так, если мы говорим о ставках налогов, то самые высокие ставки налогов начинаются от 200-220 тысяч. Соответственно, если вы уже четко видите, что к ним подбираетесь. Если уже начинаете зарабатывать как sole proprietorship достаточное количество денег, и ваша налоговая нагрузка уже приближается к 50%, и вы понимаете, что часть денег вы могли бы оставить корпорации, тогда стоит задуматься, посчитать. На самом деле, это такое довольно математическое упражнение: мы садимся и считаем два сценария: если у нас есть корпорация и если нет. И сравниваем налоговые сбережения наши.

Особенности онлайн-бизнеса

– Хорошо, тогда следующий вопрос: предположим, человек решил открыть бизнес, неважно – как sole proprietor или открыл корпорацию. И решил продавать что-либо по всей Канаде. То есть, я нахожусь в Альберте и продаю шампуни. Соответственно, шампуни могут уходить в Онтарио, в Квебек, в BC или продаваться в той же самой Альберте. Или же они могут уходить в Америку. Я заранее не знаю, где будут покупать эти шампуни. Мой вопрос: как вообще регистрировать этот бизнес, надо ли его как-то регистрировать и как платятся налоги?

Павел:

– Кстати, Артем, а как ты собираешься продавать шампуни из Альберты? Это, может, какая-нибудь будет онлайн-площадка или наложенным платежом Canada Post?

– Да дело не в шампунях. Вопрос понятен: как это будет отличаться? Предположим, можно продавать шампуни через Ebay или Amazon. Или я могу открыть сам свой сайт, как-то сам это дело пиарить и продавать их как-то своим способом.

Павел:

– Все те соображения, которые мы уже обсудили общие, а именно – годовой оборот и рискованность бизнеса – все они применимы и к торговле шампунем через Ebay. И плюс к этому есть очень интересные аспекты, связанные с онлайн-бизнесом и с онлайн-торговлей: аспекты и налоговые, и юридические. С точки зрения налогов, наверное, Стас расскажет, это тоже вопрос привязки к конкретной юрисдикции.

Станислав:

– Да, с точки зрения налогов, онлайн-бизнес – это довольно-такая интересная вещь. И здесь нужно понимать, с какого рода онлайн-бизнесом мы имеем дело. И люди совершенно по-разному занимаются онлайн-бизнесом, хотя все это называется онлайн. Мы идем в интернет и что-то продаем. Это все можно делать по-разному. Некоторые люди продают через Amazon, некоторые люди продают через свои веб-сайты, а некоторые люди просто нанимают кого-то, чтобы им все сделали. И они, по сути, вообще не прикасаются ни к каким онлайн-делам, за них все это кто-то делает. Соответственно, разные типы данных онлайн-бизнесов облагаются налогом по-разному. Если мы начнем именно с такого простого вопроса: в какой стране наш бизнес находится, нам нужно будет смотреть на то, что называется permanent establishment. У нас есть какой-то бизнес абстрактный в стране X и что-то мы продаем в Канаду, допустим. Как мы определим, присутствуем ли мы в Канаде или не присутствуем? Есть определенные тонкости в определении, имеем ли мы permanent establishment в Канаде или не имеем. Для этих целей мы должны будем понимать, какой у нас договор об избежании двойного налогообложения и должны будем провести определенный анализ. Здесь можно выделить две основные группы бизнесов. Бизнесы, которые очень маленькие, и, в принципе, используют какие-то сторонние сервисы, чтобы продавать свою продукцию, что бы они не продавали, грубо говоря. Как правило, они не имеют собственной инфраструктуры, у них нет складов, физических серверов, которыми они владеют. Они все это делают через какой-то аутсорсинг, где-то покупают какие-то такие сервисы, которые помогают эту деятельность осуществлять. В данном случае, скорее всего, все зависит от конкретных фактов, и бывают разные интересные кейсы. Скорее всего, они не будут признаны резидентами Канады. Они просто доставляют свою продукцию в Канаду через почту, у них здесь нет ни серверов, ни, скорее всего, веб-сайтов и ничего у них тут нет. Это, в принципе, не является физическим присутствием, по крайней мере, со стороны CRA. Опять же, нужно смотреть, через какие сервисы это все делается. Потому что, если это все делается через большие сторонние сервисы, тогда нам, в принципе, не нужно беспокоиться и о том, что называется indirect taxes. В частности, QST. В Квебеке есть определенный свод правил, которые несколько отличаются от остальной Канады. И если мы нашу деятельность онлайн осуществляем через определенный список таких провайдеров, больших компаний, которые указаны на сайте Revenue Canada, то мы, в принципе, не обязаны регистрироваться.

– Это такие, как Amazon, Ebay и тому подобное?

– Да, принцип такой. У этих больших компаний есть инфраструктура, они могут это все каким-то образом отслеживать и все эти вещи делать за кого-то. Если же это все осуществляется напрямую, допустим есть веб-сайт, и он поддерживается внутренними силами, и мы продаем что-то в Квебек и вдруг продаем больше 10 тысяч, то мы должны будем побеспокоиться о нашем QST. Такой вот момент. Соответственно, похожие правила применяются, когда мы извне Канады начинаем работать по разным провинциям. Нам нужно будет точно так же определять, где наше присутствие. И наше присутствие будет, скорее всего, в той провинции, из которой мы осуществляем нашу деятельность, где мы физически находимся, руководители. Здесь это будет какой-то, наверное, небольшой склад, какой-то офис либо что-то еще. Это будет их провинция, где они являются резидентами. И в соответствии с тем, куда они отправляют какие-то товары, они будут определять свои ставки по HST. Это будет зависеть от провинции. И, соответственно, им нужно будет это все отслеживать. Данные механизмы, как правило, существуют на различных веб-платформах, это могут быть плагины. Ну, насколько я знаю, в принципе, как это работает, я вижу, какую информацию мне клиенты предоставляют, которые занимаются различной онлайн-деятельностью. Я знаю точно, что такие компоненты для веб-сайтов существуют, и они помогают со всеми этими делами справляться в зависимости от адреса, куда доставляется, и прочего, вся эта аналитика делается. С точки зрения Соединенных Штатов, здесь довольно сложно ответить, во-первых, потому что штатов много, и в разных штатах разные правила. Но здесь можно рассказать о таком кейсе – Wayfair, который у нас был пару лет назад. Если у нас превышается какой-то предел по количеству транзакций и по стоимости этих транзакций, если не ошибаюсь, 100 тысяч могу ошибаться, но идет речь о суммах такого порядка, то, несмотря на то, что у нас нет физического присутствия, нам, возможно, нужно будет регистрироваться в данном штате. Это добавляет отчетности и добавляет головной боли онлайн-бизнесу.

– Это 100 тысяч и определенное количество транзакций? Или это 100 тысяч или определенное количество транзакций?

– Мне нужно будет уточнить, я не помню of the top of my head. Но факт заключается в том, что это нужно будет отслеживать, и то, и то. Сто процентов. В плане того, каким образом это можно сделать, как это технически происходит, я бы, конечно, рекомендовал людям, у которых существенные онлайн-продажи в Штатах и в Канаде, все-таки привлекать специалистов. И, по крайней мере, отслеживать изменения в законодательствах. Частенько люди делают такой анализ и думают, что у них все нормально. И в течение трех-четырех лет работают по этой же схеме. А потом оказывается, что у них что-то не учтено или что-то в законодательстве поменялось, и, к сожалению, им нужно что-то переделывать. И это иногда обнаруживают не сами люди, а обнаруживает это соответствующий налоговый орган.

Бизнес в Канаде для нерезидентов

– Да, что совсем недешево – переделывать и платить штрафы. Тогда у меня будет, в принципе, наверное, последний вопрос. Но он довольно-таки обширный. Поскольку нас слушают люди не только в Канаде, но и вне Канады: можно ли, вне Канады находясь, открыть бизнес в Канаде и что для этого нужно? Мы уже поговорили на тему того, что если человек хочет открыть бизнес в British Columbia, для этого не нужно ни одного shareholder, то есть, чтобы директор был именно канадцем. Вопрос: как это открыть, что для этого нужно, какие действия надо совершить, если, предположим, я живу в Уганде и хочу вести свою бизнес-деятельность здесь?

Павел:

– Хорошо, Артем, короткий ответ на твой вопрос – это легко. Можно организовать корпорацию в Канаде, находясь в любой точке земного шара: в Беларуси, в Украине, в России, в Монголии, в Уганде, где угодно. Я хотел вернуться и два слова сказать про онлайн-бизнес и торговлю, к примеру, по всей Канаде или по всей Северной Америке, в дополнение к тому, что Стас сказал, к различным налоговым подводным камням. Я вот наблюдаю: есть бизнесы, которые приходят и регистрируются в Канаде как раз-таки для того, чтобы получить доступ к североамериканскому рынку и продавать. Например, бизнесы из бывшего постсоветского пространства приходят с умными хай-тек разработками, регистрируются, получают канадское резидентство для того, чтобы получить доступ к североамериканскому рынку через Североамериканский договор о свободной торговле. И очень часто и очень много вот этих операций делается как раз-таки онлайн. И в дополнение к тому, что Стас сказал про всякие налоговые фокусы, онлайн-бизнесы попадают в очень интересную плоскость – то, что называется электронная коммерция. И в Канаде существует законодательство. Это модельное законодательство, в каждой провинции и на федеральном уровне все это есть. В Онтарио, например, это называется Electronic Commerce Act – это закон об электронной коммерции. Он регулирует, какие электронные документы приравниваются к письменным. Потому что очень часто, особенно у людей старшего поколения, есть такое: мне нужна бумажная копия, мне нужна синяя подпись живая, мне нужна печать на документе. Вот как в случае онлайн-операций все эти условия выполнить, в какой момент онлайн-сделка становится сделкой, где есть это предложение и где есть принятие предложения, чтобы сформировался договор. Какие требования нужно выполнять в онлайн-операции, в электронной коммерции, чтобы сделки, заключенные в этой электронной плоскости, были сделками, которые суд приведет в исполнение. Эти все аспекты очень интересны и очень увлекательны, на самом деле, и о них тоже нужно хотя бы иметь представление, что с ними нужно иметь дело так же, как с налогами, с этими играми межюрисдикционными. И на более простом уровне онлайн вещи – все мы знаем эти privacy statement, terms of user, terms of sales, use of cookies, антиспам регулирование. Ко всем этим вещам, к этим электронным документам нужно очень аккуратно подходить. Теперь непосредственно я отвечу более развернуто на вопрос о регистрации бизнесов в Канаде извне Канады. Все это замечательно делается, ничего тут супер-экстра нет, это не ракетная наука. И у меня, и у Стаса есть клиенты, которые организуют бизнесы, корпорации канадские, находясь физически вне Канады: владельцы корпорации, акционеры корпорации, как и директора ­– не все, но некоторые находятся вне Канады. Эта модель работает, есть определенные законодательные требования. Везде, кроме Британской Колумбии, должен быть хотя бы один местный директор. Плюс есть разница в налоговом подходе. Стас, это называется Canadian Controlled Private Corporation, да? CCPC, да?

Станислав:

– Да, здесь есть очень много тонкостей в плане того, как налоговый режим у нас появляется у корпорации, когда ей владеют нерезиденты или контролируют нерезиденты. Мы, если не ошибаюсь, с Артемом в одном из прошлых подкастов затрагивали это: Non-Canadian Controlled Private Corporation и Canadian Controlled Private Corporation. Элементарно – разная налоговая ставка для доходов, допустим, до 500 тысяч. Плюс очень важный момент – это то, каким образом потом деньги из этой корпорации будут доставаться. Потому что, мало того, что деньги заработаны, мы заплатили налоги. Но когда деньги выходят из Канады, есть такое общее представление или понимание, что на том или ином уровне должен быть удержан подоходный налог. Допустим, с дивидендов либо еще с какого-то другого вида доходов, которые мы получаем как нерезиденты, владеющие акциями канадской компании. И это будет зависеть от того, в какую юрисдикцию уходят деньги – дивиденды. И это все нужно очень хорошо планировать, потому что на данный момент это такая очень болезненная тема для мирового сообщества, для компаний, которые осуществляют такую международную деятельность. Потому что сейчас есть такой проект: Base erosion and profit shifting, который как раз занимается в рамках G20 тем, когда различные юрисдикции собрались и пытаются предотвратить эти переводы, утечку денег. Потому что любой бизнес считает деньги и понимает, что, если мы работаем в юрисдикции X и платим там 5%, – и работаем в юрисдикции Y и платим там 30%, то нам гораздо выгоднее нашу прибыль показывать в первой юрисдикции. Соответственно, все эти переводы сейчас находятся, если не под микроскопом, то, по крайней мере, к ним внимательно относятся. И у CRA сейчас появляется с каждым годом больше и больше механизмов, каким образом отслеживать данные вещи: и владение корпорациями нерезидентами, и то, как деньги выходят из Канады, и то, какую отчетность мы должны предоставлять. Все это эволюционирует. И, в конечном счете, информация становится все более и более открытой для CRA. А это означает, что любой человек, который занимается этим и выводит какие-то серьезные деньги из Канады, должен очень внимательно к этому относиться. Потому что, к сожалению, эти правила непростые.

– Я подозреваю, что это та самая причина, по которой CRA требует, чтобы канадский резидент владел хотя бы 25%. Чтобы за ним можно было прийти, было, с кого спросить эти налоги потом.

Павел:

– Артем, дело не в 25%. Это законодательное требование, чтобы минимум 25% директоров, менеджеров корпорации было. Корпорация может на 100% принадлежать гражданам любой страны на земном шаре. А из четырех директоров или из двух директоров корпорации, один директор должен быть резидентом Канады. Ну, кроме BC, конечно.

– Понятно, давайте на этом заканчивать. У меня тогда последний вопрос к вам: как с вами можно связаться?

Станислав:

– Связаться со мной можно либо по моему телефону 647-839-5077, звоните, обращайтесь с вопросами, либо по e-mail: sshadrin@cpasolutions.ca, пишите, рад буду помочь по любым вопросам. Также меня можно найти на LinkedIn и на Facebook просто по моему имени: Stan Shadrin или Stanislav Shadrin. Добавляйте в друзья, задавайте вопросы.

Павел:

– Точно так же и меня можно найти просто в интернете по моему имени на LinkedIn, на Facebook, на веб-сайте нашей адвокатской фирмы www.lhlaw.ca или по моему телефону: 416-565-0579.

 

————————————————-

The content of this site and our podcasts are for information only. Everybody’s financial situation is different and the thoughts we provide here may not be applicable to you. We can’t be held responsible for the consequences if you pursue an unsuitable course of action.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *